Воздушный ядерный взрыв в Москве 1812 года привел к сильному пожару и лучевой болезни солдат

13-04-2019

Из воспоминаний 1812 года французского генерала Филиппа Де Сегюра:

"Два офицера расположились в одном из Кремлевских зданий откуда им открывался вид на Северную и восточную части города. Около полуночи их разбудил необычный свет и они увидали, что пламя охватило дворцы. Сначала оно осветило изящное и благородное очертание их архитектуры, а потом все это обрушилось. Сведения приносимые съезжавшимися со всех сторон офицерами совпадали между собой. В первую же ночь с 14-го на 15-е огненный шар спустился над дворцом князя Трубецкого и поджег это строение"

Воздушный ядерный взрыв в Москве 1812г
Воздушный ядерный взрыв в Москве 1812г

Из дневника Шарля Артуа, лейтенанта Наполеоновской армии:

"Я стоял во дворе большого русского дома. Невысокое солнце заливало Москву золотистым светом. Внезапно загорелось второе солнце, яркое, белое, ослепительное. Оно располагалось на двадцать градусов выше первого, истинного, и светило не более пяти секунд, однако успело опалить лицо Поля Берже, отдыхавшего на балконе. Стены и кровля дома начали дымиться. Я приказал солдатам вылить на кровлю несколько десятков ведер воды, и лишь благодаря этим мерам удалось спасти усадьбу. В других усадьбах, расположенных ближе к новоявленному светилу, начались пожары. Именно эта загадочная небесная вспышка и послужила причиной страшного пожара, уничтожившего Москву".

"Вокруг продолжаются пожары. Усадьба, где мы расквартированы, уцелела, но, как назло, новая напасть поразила наши ряды. Гнилая вода, невоздержанность в еде или иная причина, но все наши люди страдают от жесточайшего кровавого поноса. Слабость во всех членах, головокружение, тошнота, переходящая в неукротимую рвоту, добавляют несчастий. И не мы одни в подобном положении - все батальоны нашего полка, все полки в Москве. Лекари подозревают дизентерию либо холеру и рекомендуют поскорее покинуть негостеприимный город. Давеча приезжал Пьер Дюруа. Его отряд стоит в десяти верстах от московской заставы, все здоровы и веселы, правда, тревожат русские партизаны. Видя плачевное наше состояние, он тут же повернул назад, боясь подхватить заразу"

Неделю спустя лейтенант замечает: "Начали выпадать волосы. Я поделился сим печальным открытием с Жирденом, но у него те же неприятности. Боюсь, скоро весь наш отряд - да что отряд, весь полк - станет полком лысых".

"Многие лошади тяжело больны, что ставит в тупик ветеринаров. Как и лекари двуногих, они утверждают, что вся причина в злокачественных миазмах, растворенных в московском воздухе". "Наконец решение принято: мы покидаем Москву. Покидаем, ничего не добившись, пораженные недугом, ослабленные, немощные, бессильные. Одна лишь надежда увидеть родную Францию придает мужества, иначе мы предпочли бы просто лечь на землю и умереть - до того скверно наше состояние".

Отряд Артуа терял людей ежедневно, от слабости и истощения, вызванных таинственной болезнью. Даже та скудная провизия, которую удавалось раздобыть, впрок не шла, они просто не могли переварить ее. Солдаты покрылись гнойниками и язвами. Гибли и люди, и лошади. От русских отбивались те части, которые не входили в Москву, но ряды их таяли, в то время как армия русских только крепла. Большая часть наполеоновской армии сгинула на просторах России. Шарля Артуа болезнь сделала инвалидом. Сразу по возвращении во Францию он получил отставку, однако прожил недолго и умер в возрасте тридцати двух лет бездетным.

Также вы можете узнать подробнее о ядерном взрыве 1812 года из фильма "Как погибла Тартария. Потоп, глобальная катастрофа 19 века и война 1812 года. Шокирующая информация":

 

Похожие статьи